Абстрактное право - Предисловие

^ Абстрактное право
Первой ступенью на восходящей лестнице разви-
тия воли Гегель считает единичную волю некоего
субъекта, который благодаря этой воле, неотде-
лимой . от самосознания, становится юридическим
лицом, правоспособной личностью. Такового рода лич-
ность характеризуется как база абстрактного Абстрактное право - Предисловие, фор-
мального права, имеющего собственной заповедью «Будь ли-
цом и уважай других в качестве лиц». Придавая
важное значение тому, что «лицо должно дать для себя
внешнюю сферу собственной свободы», т. е. каким-то опре Абстрактное право - Предисловие-
деленным образом относиться к наружному, «преднай-
денному» миру, Гегель лицезреет это отношение в том,
что лицо присваивает для себя вещи данного мира как
свою собственность. Считая, что «лицо имеет право
вкладывать свою волю Абстрактное право - Предисловие в каждую вещь, которая бла-
годаря этому есть моя», Гегель утверждает «абсолют-
ное право человека на присвоение всех вещей». Приме-
чательно, что это присвоение Гегель толкует как такое
проявление верховенства людской воли Абстрактное право - Предисловие по отно-
шению к вещам, которое-де снова свидетельствует
об истинности идеализма, не считающего «вещей, ка-
ковы они сущность, кое-чем, что есть внутри себя и для себя»,
и несостоятельности материализма («реализма Абстрактное право - Предисловие»), буд-
то бы объявляющего вещи «абсолютными, хотя они
и находятся в форме конечности» (94. 7. 65, 71, 72).
Неурядица, вносимая Гегелем в понятия идеализма

329

и материализма, заслуживает внимания и сама по для себя
как выражение тенденции использовать для обоснова-
ния идеализма и Абстрактное право - Предисловие дискредитации материализма софи-
стические суждения, так и под углом зрения со-
циальной обусловленности гегелевского идеализма,
оказывающегося значительно связанным с философ-
ским обоснованием личной принадлежности. Гегель
подчеркивает, что «так как в принадлежности моя воля
становится для Абстрактное право - Предисловие меня беспристрастной как личная воля»,
т. е. воля единичного человека, «то собственность по-
лучает нрав личной собственности». Свою фило-
софию права Гегель охарактеризовывает как «важное учение
о необходимости личной собственности». Идеали Абстрактное право - Предисловие-
стичность гегелевского обоснования личной собствен-
ности выражается в утверждении, что она существует
не ради ублажения определенной потребности,
а поэтому, что в ней во имя реализации «разумности»
идеи «снимается нагая субъективность личности», так
что Абстрактное право - Предисловие «лишь в принадлежности лицо есть как разум». Со-
гласно Гегелю, в борьбе с исторически предшествую-
щей общей собственностью на землю «частная соб-
ственность ... должна была одержать верх» как «более
разумный момент». Вместе с общей собственностью
Гегель квалифицировал Абстрактное право - Предисловие и ее равномерное распределе-
ние как не соответственное нареченной «разумности»
(как и «справедливости»). Коммунистические и эгали-
таристские принципы, исходя из убеждений Гегеля, — «пустая
и поверхностная рассудочность» (94. 7. 72, 69, 75).

Значительно принципиально, что Гегель доказывает «ра-
зумность Абстрактное право - Предисловие», правомерность личной принадлежности в ее
буржуазной форме. Рабовладельческая и феодально-
крепостническая формы принадлежности категорически
осуждались Гегелем, объявившим личность и волю че-
ловека не подлежащими отчуждению. Рабскую и кре-
постную зависимость людей, равно как Абстрактное право - Предисловие и воспрещение
рабам обладать собственностью и феодальные ограни-
чения личной принадлежности, Гегель отнес к противо-
разумным и противоправным видам отчуждения. Он
ратовал за буржуазную «свободу собственности», от-
мечая, что она «лишь со прошлого дня где Абстрактное право - Предисловие-то полу-
чила признание в качестве принципа». По Гегелю,
«это пример из глобальной истории, показывающей
нам, какой долгий срок нужен духу для того,
чтоб сделать шаг вперед в собственном самосознании...»
Исходя Абстрактное право - Предисловие из убеждений Гегеля, утверждение «свободы соб-



330

ственности» — это трансформация всемирно историче-
ского значения, происшедшая полтора тысячелетия
после того, как был провозглашен принцип «свободы
лица», приписываемый им христианству. «Свободу
собственности» Гегель осознавал как право собственни-
ков на базе Абстрактное право - Предисловие договорных отношений меж ними да-
рить и обменивать свою личную собственность, тор-
говать ею. По его воззрению, «разум делает необхо-
димым» такие дела (94. 7. 86, 90, 96).

Уделяя огромное внимание характеристике ос-
новных видов договоров Абстрактное право - Предисловие о правомерном отчуждении
и приобретении принадлежности, Гегель в конце раздела
об абстрактном праве рассматривает три формы нару-
шения права личной принадлежности: так именуемую
«простодушную неправду», обман и грех
в соединении с принуждением. Тут же содержится ге Абстрактное право - Предисловие-
гелевское учение о наказании: последнее трактуется как
нужное снятие злодеяния, имплицитно заклю-
ченное в нем самом. Гегель выступал за серьезное со-
блюдение закона при установлении наказания, которое
должно осуществляться только по суду. В согласии
с просветителями Абстрактное право - Предисловие он был противником беспощадности на-
казаний и доказывал необходимость их смягчения
по мере прогресса цивилизации, поддерживая соответ-
ствующие мнения итальянского правоведа Бекка-
рия.
Мораль
^ 2-ая часть «Философии права» посвящена
морали, определяемой как право личной
воли Абстрактное право - Предисловие. Согласно Гегелю, развитие понятия воли со-
стоит в том, что после того, как она получила налич-
ное бытие «в неком внешнем» (принадлежности),
она должна получить его также «в неком внутрен-
нем», т Абстрактное право - Предисловие. е. «она должна быть сама себе субъектив-
ностью и ставить себя перед самой собой». К рассмо-
трению морали Гегель перебегает сразу после трак-
товки наказания как снятия злодеяния. Указывая,
что Абстрактное право - Предисловие моральная воля проявляется в поступках, Гегель
считает, что если с ними связано зло, то оно уже не
носит нрав юридически наказуемого злодеяния,
а если с ними связано добро, то оно уже не опреде-
ляется Абстрактное право - Предисловие через соответствие юридическим законам.
В праве моральной воли Гегель выделяет последующие

331

три стороны как представляющие единичное, особен-
ное и всеобщее: 1) поступок должен совпадать
с личным («моим») умыслом, 2) личное
намерение обязано иметь собственной целью благо, 3) посту Абстрактное право - Предисловие-
пок должен соответствовать добру как беспристрастной
ценности (94. 7. 123,133).

^ Гегелевское осознание морали соотнесено до этого
всего с тем, как она трактовалась Кантом, также
Фихте и германскими романтиками. В главном это со-
отнесение является полемическим, хотя Гегель и при Абстрактное право - Предисловие-
знает немалые плюсы за кантовским учением
о морали в плане постановки заморочек. ^ Полемично по
отношению к Канту настаивание Гегеля на том, что
в сфере морали принципиально не только лишь умонастроение
субъекта, да и надлежащие этому умонастрое-
нию Абстрактное право - Предисловие поступки с их беспристрастными следствиями. ^ Поле-
мично по отношению к романтикам несогласие Гегеля
с тем, чтоб «внутреннюю восторженность и задушев-
ность» превращать в единственный «критерий право-
го, разумного и прекрасного...». Если в кантовской
философии Абстрактное право - Предисловие Гегель критикует формальность и аб-
страктность ее осознания морали, то в романтизме
он осуждает нигилистическое отношение к морали,
возрастающее на почве апологии индивидуалистиче-
ского своеволия. Исходя из убеждений Гегеля, умысел, ре Абстрактное право - Предисловие-
ализующийся в поступке, делает человека вменяемым,
и если поступок порождает зло, то он с моральной
точки зрения должен подвергнуться осуждению как
определенная вина. Гегель был убежден, что субъек-
тивное намерение должно рассматриваться не изоли Абстрактное право - Предисловие-
рованно, а в связи с благом, идея о котором неотде-
лима от морального намерения. Обратим внимание на
то, что рвение удовлетворить насущные жиз-
ненные потребности человека Гегель, в отличие от
Канта, не считал Абстрактное право - Предисловие несопоставимым с моральностью на-
мерения. К «абстрактной рефлексии» относил Гегель
кантовское «воззрение на мораль, согласно которому
последняя должна вечно существовать только в качестве
агрессивной борьбы с ублажение человеком
собственной своей потребности» по принципу «делать
с омерзением то, что Абстрактное право - Предисловие велит долг». Гегель так
высоко ставил нареченные потребности, что во имя
предотвращения погибели обездоленного человека от го-
лода доказывал правомерность нарушения не толь-
ко абстрактных принципов морали, да и «абстрактно-

332

го права», стоящего на охране личной Абстрактное право - Предисловие принадлежности.
Проявляя поразительную для апологета этой соб-
ственности гуманность, Гегель заявлял, что «если
жизнь находится в высшей угрозы и ее спасение
сталкивается с собственностью обеспеченного правом
другого человека, она может притязать на право
нужды» и Абстрактное право - Предисловие быть «поддержана средством кражи кусочка
хлеба...» (94. 7. 145, 144, 146).

Полемикой с Кантом пронизана гегелевская трак-
товка добра и его «внутреннего определения» — сове-
сти. Характеризуя добро как «единство понятия воли
и особой воли» и «как суть Абстрактное право - Предисловие воли в ее субстан-
циальности и всеобщности», Гегель указывал, во-
первых, что «добрая воля» не может быть такой без
ее беспристрастной реализуемости, предполагающей при-
познание ею «права объективности» и действие «соответ-
ственно тому, что Абстрактное право - Предисловие в этом мире имеет силу». Во-
вторых, признавая «заслугу и возвышенность кантов-
ской практической философии» в осознании добра как
бесспорного долга, Гегель совместно с тем считал недо-
статком этой философии отсутствие в ней разъясне Абстрактное право - Предисловие-
ния, что все-таки непосредственно представляет собой долг, равно
как что все-таки конкретно должен делать человек, руковод-
ствующийся категорическим императивом. По Геге-
лю, отсутствие содержательного определения добра
нетерпимо поэтому, что оно порождает, с Абстрактное право - Предисловие одной сто-
роны, иезуитское лицемерие, выдающее зло за добро,
а с другой стороны,— романтическое стирание разли-
чия меж хорошем и злом из-за представления, что «доброе
сердечко, доброе намерение и личное убеждение
сущность Абстрактное право - Предисловие конкретно то, что докладывает поступкам их цен-
ность...». Гегель осознавал, что романтичный амора-
лизм, находивший определенные предпосылки в кан-
товском агностицизме и в фихтевском превознесении
«я», выражает духовный кризис переломной историче-
ской эры Абстрактное право - Предисловие, когда классические обязанности оказа-
лись не надлежащими требованиям развившегося
людского самосознания и «воля наилучших людей»
«вынуждена стараться отыскать гармонию, утерянную
в мире реальности, только в безупречной глубине
внутреннего голоса». Но Гегель был убежден, что
«дух» уже сделал Абстрактное право - Предисловие нужные предпосылки для вос-
становления на базе философии «абсолютного идеа-
лизма» со характерной ей высшей рациональностью
почтения к моральным ценностям, которые для этого

333

должны быть поняты не на уровне одной только
субъективности, а Абстрактное право - Предисловие в том единстве «субъективности
и беспристрастного внутри себя и себе сущего добра», кото-
рое есть «нравственность» (94. 7. 151, 153, 159, 168,
158, 177).


abonement-134-koncertnij-zal-imeni-p-i-chajkovskogo.html
abonement-180-koncertnij-zal-imeni-p-i-chajkovskogo.html
abonement-42-koncertnij-zal-imeni-p-i-chajkovskogo.html